www.nudinsk.ru
Авто. Купить-продать

Нет объявлений для отображения.

Недвижимость

Нет объявлений для отображения.

Работа

Нет объявлений для отображения.

Колчак в Нижнеудинске

6 февраля 2018 - Nudinsk
Колчак в Нижнеудинске

КОЛЧАК В НИЖНЕУДИНСКЕ.

Перепечатка со скана старой газеты "Власть Труда №1-1507

 

Нижнеудинск положил начало конца Колчака и сыграл в некоторой степени историческую роль в завершении колчаковщины в Сибири.

Посвящая настоящую заметку об эпизоде пленения Колчака на ст. Нижнеудинск, приходиться оговориться, что она набросана на память, без каких-либо документов и потому многих обстоятельств заметка не затрагивает, отсутствуют фамилии многих действующих лиц, нет точных ссылок и на время, когда именно, происходили те или иные события.

В этом смысле целесообразно будет заранее поручиться лишь за две даты:

1) переворот в Нижнеудинске и пленение Колчака произошли в ночь с 26 на 27 декабря 1919 года  

2) 11-12 января 1920 года в Нижнеудинске были получены первые сведения о движении Колчака на восток (обе даты –по стар. ст.)

На станции в станционном поселке господа положения – чехи: в самом городе – известный еще по Бодайбо – капитан Блукис, как начальник гарнизона, причем, в его ведение входили: конвойная команда, батальон выздоравливающих (расквартированный за городом в 2-х этажном большом каменном здании), госпиталь. Управляющий уездом, гр. Кравков – сам по себе, Уземуправа – сама по себе и городская дума (черносотенная, во главе с Манько, бывшим меньшевиком и депутатом Гос. Думы) – в тесном контакте с капитаном Блукис.

Большевистская парторганизация – небольшая, в подполье (наблюдала, содействовала перевороту, а затем – организовала Ревком)

Колчак задержался в Красноярске, собираясь ехать в Иркутск; в Нижнеудинске его поезд (штаб охрана) и следующий с ним так называемый литерный поезд «Добро» («Д») – с золотым запасом ожидаются вечером, 26 декабря (все даты по стар. ст.)

Несколько лиц (всеровского толка, но фактически уже отошедшие от партии), во главе с Кравковым. подготовляя арест Блукиса, Манько и нескольких офицеров и захват власти нащупывали почву, как и чем будут реагировать на этот переворот чехи в лице их солдатской массы и в лице комсостава. Оказалось, что последний,  во главе с начальником чешского гарнизона (к-р ударн. батальона)  решает под давлением своей солдатской массы держать нейтралитет, после чего Кравкову с Начгаром и удается договориться на следующих условиях: ) чехи, не ставя вопроса об аресте, задерживают Колчаковские поезда на станции не допуская никакого с  нашей стороны вмешательства, тем более – вооруженного, 2) одновременно силами, которыми располагает Кравков (часть конвойной команды и 12 конных милиционеров!) производиться арест выше упомянутых лиц в городе, занятие тюрьмы, казначейства, телеграфа, складов и т.д., 3) чехи признают переход власти к организуемому уезд. бюро Политцентра, принимая участие в городских событиях лишь в том случае, если борьба в городе будет угрожать непосредственно железной дороге и ее сооружениям.

Вся подготовительная работа и переговоры происходили с соблюдением полно    секретности, причем вечером 26-го в ж-д собрании нарочно был устроен спектакль где присутствовали и чехи и  группа городских заговорщиков, однако организованная еще ранее Манько и Блукис охранка, все же, очевидно что-то пронюхала, т.е. Блукис еще 25-го стянул всех офицеров в батальон выздоравливающих и провел среди них какую-то организацию, а у себя на квартире установил пулемет и заготовил запас гранат.

Утром 26-го Кривкова вызвал к прямому проводу управляющий губ. Яковлев, который информировав о положении в Черемхово, высказал твердое убеждение что «заваруха» там, несомненно, будет ликвидирована, т.к. им «послан туда верный и прочный человек». Будучи других взглядов на события в Черемхово и не доверяя Яковлеву, Кравков при этом, на свои планы и не намекал.

Принятые на станцию колчаковские поезда (на 2-ой и 4-й путь) остановились перед последней, упершись в составы порожняков, которыми, после того чехи зажали и хвосты и их, причем, на промежуточных путях также оказывались поезда с пустыми и запертыми вагонами. Операция была проделана тихо, спокойно, причем, на станции и на путях были в это время лишь усиленные наряды часовых.

В ту же ночь в городе были произведены намеченные аресты и захваты, в ту же ночь по вагонам Колчака были заброшены на подпись уездного бюро, как революционной власти, листовки, в которых солдаты и офицеры колчаковского охранного отряда (батальона) информировались о положении в Черемхово. Нижнеудинске и других  пунктах об аресте Колчака и им предлагалось, чтобы не заслужить клейма врагов восставшего народа переходить в состав Нижнеудинского гарнизона.

Аресты в городе были проведены следующим порядком: намеченные офицеры были арестованы по квартирам и посажены в тюрьму, а Блукис и Манько от имени «председателя вновь сорганизованного революционного правительства в уезде» получили предписание « немедленно явиться» — явились предложение положить оружие на стол – выполнили. Объявление об их «низложении»  в аресте встретили унизительными просьбами не делать им «вреда», т.к. и они ведь не имеют ничего против – «вот же – явились», — аргументировал Блукис (Первые дни они были арестованы при бюро, но на другой же день оказалось, что, несмотря на приставленного к их дверям часового им сумел кто-то передать  гранаты, и тогда они немедленно были переведены в тюрьму, откуда их и освободили проходившие после того через Нижнеудинск каппелевцы с которыми они вероятно и ушли на восток).

Все офицеры, врачи и чиновники гарнизона безмолвно согласились продолжать работу, но в следующую же ночь 2-3 сбежало.

Собранные на экстренное заседание думы встретили сделанную им информацию об арестах и перевороте также безмолвно, но в ближайшие же дни дума была распущена, т.к. бессмысленность ее существования для всех была очевидна.

27 декабря утром уже явился первый колчаковских солдат, а за ним группами и партиями стали приходить и другие, явились несколько офицеров.

Между тем, неизвестно было, что кое-кто на населения явились к Колчаку с заявлением своих верноподданнических чувств; много посещало его офицерских жен и матерей с прошениями на имя «верховного правителя» который и субсидировал их за счет имевшихся при нем денежных запасов: поступали сведения и о том, что чехи не препятствуют скрываться колчаковским офицерам уносившим с собой оружие и ценности.

Все это побуждало что-то предпринять, но наличие сильного чешского гарнизона связывало руки и вр уездная власть решалась использовать дипломатический путь переговоров с колчаком, которому ввиду безрезультатности последних был предъявлен  ультиматум о сложении звания правителя, передача оружия и ценностей роспуске конвоя и т.п., причем Колчак был поставлен в известность об обстановке, говорившей о дальнейшей безопасности с его стороны упорства.

С другой стороны велись переговоры с чехами зарившимися на золотой запас которые и вмешались в это дело: понадеявшись, очевидно на прочность своего положения в Иркутске и предварительно снесясь по телеграфу с ген. Жаненом, чехи согласились на предложение нижнеудинцев отправить и Колчака и поезд «Д» в Иркутск при смешанном карауле, состоявшем на чехов и русских, во главе которых был поставлен Кравков, передавший уже к тому времени власть сорганизовавшемуся ревкому.

Необходимо отметить, что к описанному моменту от конвоя Колчака ничего почти не осталось: не смотря на то, что солдат в связи с наметившейся тягой их под влиянием пропаганды в состав Н-Уд. Спаивали спиртом, пороли, снабжали усиленно денежными наградами, грозили расстрелами.

Удержать и прекратить начавшуюся тягу оставшиеся еще при Колчаке офицеры не могли и 1 января пришлось отправить к станции до 10 подвод, которые и были нагружены оружием пулеметами телефонным и др. имуществом продуктами и т.п. из имевшихся в колчаковских поездах запасов.

Беспомощность Колчака и стихийность движения были настолько велики, что ни Колчак, ни чехи, несмотря на  сделанные было попытки, ничего не достигли и все эти подводы благополучно прибыли с грузом в город.

Как курьез, можно отметить такой момент 29-30 декабря в состав гарнизона перешел колчаковский оркестр в полном составе с инструментами и на другой день нач. чешск. гарнизона было поручено отношение коменданта колчаковского поезда в которой было сказано следующее: «перешедший, по имеющимся сведениям в состав Н-Уд гарнизона оркестр верховного снес с собой казенный инструмент – просьба принять меры возвращенных солдат и инструмента», но Колчаку так и не пришлось услаждать свой слух музыкой во время обеда как это практиковалось до того времени: «его» солдаты организовывали против него вооруженные силы, украсив свою грудь красными значками.

Как известно Колчак «Д» были задержаны предуведомленными из Нижнеудинска черемховцами, а затем переданы в Иркутск где Колчак и сложил свою голову.

Вот маленькая страничка (нижнеудинская) из времен конца колчаковщины.

П.

Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 0
Сегодня были:
Сегодня зарегистрированные пользователи не посещали сайт
Разное

Нет объявлений для отображения.

Запчасти

Нет объявлений для отображения.

Услуги

Нет объявлений для отображения.

UdaReklama.ru

Рекламная мастерская "ВРЕМЯ" - производство полного цикла. Мы обладаем знаниями,опытом и необходимым оборудованием, чтобы решить Ваши задачи в наружной рекламе и полиграфии. Узнать больше перейдя по ссылке...

ВОПРОСЫ И ОТВЕТЫ

Задать вопрос и получить ответ можно здесь. Возможно ответ на Ваш вопрос уже есть на сайте, воспользуйтесь поиском, он удивительно просто и надежно работает. Надеемся Вам понравится.

Контакты

Если у Вас возникла необходимость написать нам или позвонить, пожалуйста обращайтесь с 9-00 до 18-00 по Нижнеудинскому времени. Тел. 7-03-73,    e.mail: gapon.co@mail.ru, Скайп: RMTIME

Удачи и не болеть!

Нижнеудинск I Городской портал © 2018

Профессиональный вебдизайн  
Наверх